Занимательная психология

  • написал: lemon
  • 1484

Левые — налево, правые — направо


Групповая поляризация.

Допустим, у правительства родился проект закона о запрете на публичное ковыряние в носу. Подавляющее число граждан даже не задумывались о такой проблеме. Но тема начинает обсуждаться, благо социальные сети открывают невиданный простор для таких дискуссий. Кто-то спокойно замечает: мол, не такая уж великая трагедия запрет на ковыряние, может, оно и к лучшему. Тут же он получает сотни лайков с одной стороны и гневные отповеди с другой. Критики запрета тоже начинают с осторожного: «Данное решение, возможно, окажется не до конца эффективным…» Но с одной стороны давят оппоненты, а с другой поддерживают сторонники. В итоге дискуссия буквально за сутки перерастает в непримиримую войну между «Долой произвол власти! Даешь свободу!» и «Ковыряние в носу угрожает безопасности страны! Долой американских агентов!». Дальше уже можно формировать общественные движения, выходить на площади и бить морды.

Ковыряйте в носу на здоровье!

Эффект немножко смахивает на демонов Максвелла. Люди-частицы, заряженные одинаково, стремятся собраться в одной части пространства, люди-частицы с другим зарядом перемещаются в другую. Если группа объединяется для борьбы с чем-то, то в ней будут поощряться любые высказывания против этого чего-то и осуждаться (хотя бы морально) реплики, которые это что-то хоть как-то оправдывают. В итоге группа станет смещаться в сторону все более радикальной позиции. Ничего личного, чистая физика.

***

Группа вместо мозга


Огруппленное мышление, группомыслие, Groupthink.

«Ты что, хочешь разрушить наше единство?!» — вопрошает один из членов группы. После этого страшновато даже подумать, что можно не согласиться с единой точкой зрения.
В учебниках по социальной психологии в качестве примеров «группомыслия» приводят решения, которые повлекли за собой поражение Германии в войне, Уотергейтский скандал и крушение «Челленджера». Автор «Общественного животного» Эллиот Аронсон пишет: «Что общего было у гитлеровского “ближнего круга”, никсоновской “дворцовой гвардии” и администрации НАСА, не считая того очевидного факта, что все три команды приняли решения, приведшие к трагическим результатам? Все они были относительно сплоченными группами, изолированными от каких бы то ни было иных точек зрения».

Пытаясь выделиться из толпы, ты попадаешь в толпу, которая пытается выделиться из толпы

Необходимость поддерживать групповую сплоченность иногда кажется делом более важным, чем принятие правильных решений. Раскол и критика могут разрушить единство, а значит, их надо гасить даже в своей голове. Наверное, важность сохранения группы досталась нам от первобытных времен, когда это было вопросом выживания.

***

Во всем виноват…


Эффект простого объяснения.

Мы точно знаем, почему случилась Октябрьская революция. Причина одна — немецкие агенты влияния, которые хотели подорвать оборонную мощь России. Впрочем, есть другая «одна» причина: нужно было срочно производить промышленную модернизацию. Или еще: все дело в активности Солнца…
Очень часто, объясняя какое-либо событие, мы делаем ставку на один-единственный фактор, который возводится в абсолют. Можно использовать что угодно — от геополитических игр до сложных психоаналитических теорий. Но в реальности ни одно событие — от революции до развода — не происходит только по одной причине, всегда действует комплекс факторов.

Октябрьская революция 1917 года

Все та же когнитивная экономия. Чем меньше параметров для объяснения можно задействовать, тем нашему уставшему мозгу лучше.

***

Эмоции против статистики


Эффект яркой картинки, эффект ложной репрезентативности.

Это случилось в Хреновском районе. Девочка Маша каталась на качелях, и вдруг ее шарф зацепился за дерево. Маша начала задыхаться, она хрипела, ее лицо начало синеть, она уже не могла кричать. Если бы не проходившая мимо баба Дуся, девочка погибла бы. Трагедии чудом удалось избежать. А вот мальчика Петю, который сорвался с крыши гаража и размозжил череп, спасти не удалось. И девочка Оля погибла в страшных муках, обварившись кипятком прямо у себя в квартире, ее крики слышали даже на соседней улице… В 2013 году в Хреновском районе было зарегистрировано 125 случаев детского травматизма (в 2000 году — 531).

Дети на проезжей части

А теперь вопрос: надо ли беспокоиться по поводу несчастных случаев среди хреновских детей? Если посмотреть на цифры, то обнаруживается, что за 13 лет детский травматизм снизился аж в четыре с лишним раза и можно переключиться на другие проблемы. Но трагические судьбы Маши, Оли и Пети не оставляют нас равнодушными. Жалко их.

Дети и высокое напряжение

Мы существа эмоциональные. И когда нам рассказывают про конкретную живую историю, мы начинаем включаться — сочувствовать, возмущаться, горевать.
С точки зрения рациональности цифры могут быть гораздо убедительнее. Но они не живые, и включить их в эмоциональный мир нашей оценки гораздо сложнее. Наши симпатии, предпочтения, установки определяют яркие частные примеры; перебить этот эмоциональный фон сухой статистикой или скучными доводами логики невероятно сложно. А потому — «В отставку главу Хреновского района!», и неважно, что он в четыре-пять раз снизил детский травматизм.

***

Когда внутри мозга случается война


Разрешение когнитивного диссонанса.

Вы твердо уверены, что президент Южной Конкордии мерзавец, жулик и ставленник заклятого империализма. К тому же эта сволочь жестоко подавляет борцов за свободу из партизанского движения «Любовь и разум». Вдруг вы читаете новость, что этот президент выпустил всех политзаключенных и объявил свободные выборы, а партизаны на следующий день взорвали детскую больницу.

Смешные президенты

Одно знание вошло в конфликт с другим. Случился тот самый когнитивный диссонанс, который открыл давным-давно Леон Фестингер. Как быть? Вариантов множество: объявить источник информации недостоверным, признать действия президента циничным маневром, найти сообщение о том, что в больнице на самом деле были не дети, а бойцы правительственных подразделений, да и взорвали ее не партизаны, а переодетые агенты спецслужб.

Наше сознание стремится к согласованности. Нам проще иметь единую модель мира с четким разделением на плохих и хороших. Проще допустить ложь, чем мириться со сложной и противоречивой картиной.

***

© shurkagun
  • 1484

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.