Интересные особенности психики человека

  • написал: lemon
  • 1474
Особенности психики, которые мешают нам адекватно воспринимать реальность

Миллионы наших граждан подрабатывают политологами, экономистами и социальными психологами. Чуть ли не на каждой кухне можно услышать развернутое объяснение того, что происходит в городе, в стране, на всей планете и даже вселенной. Мы не только способны оценить событие (самым объективным образом!), но и объяснить, что творится в голове у каждого из участников. Правда, это у нас очень редко получается сделать. Уж слишком много ловушек разбросано внутри нашего сознания. За минувшее столетие психологи экспериментально установили множество закономерностей нашего мышления.

Особенности психики человека

Другие всегда одинаковы


Эффект гомогенности аутгруппы.

Самая простая иллюстрация: нам кажется, что у нас, у европейцев, лица очень разные, а вот китайцы или негры все одинаковые. Или еще пример. Задайте любому простой вопрос: «Какого цвета волосы у чеченцев?» И вы тут же получите однозначный ответ: «Черные. Какие же еще?» Но у чеченцев волосы могут быть и черными, и медно-рыжими, и русыми.
То же самое происходит на уровне социальных характеристик. Адвокаты, полицейские, бомжи, рыбаки, жители сел, американцы, оппозиционеры… Нам кажется, что это единая масса с общими взглядами на жизнь и единым психологическим устройством.

Китайские девицы

Разделение мира на «своих» и «чужих» выработалось еще в давние времена. Палеонтолог Александр Марков в своей книге «Эволюция человека» ссылается на эксперимент с обезьянами, которым показывали фотографии разных зверей — как обезьян того же вида, так и слонов, бегемотов, жирафов. Когда животное видело сородичей, то задерживало взгляд и рассматривало каждую фотографию как нечто новое. А вот слоны и бегемоты интереса не вызывали: зачем смотреть картинки, если там один и тот же зверь?

У человека к этому врожденному механизму добавляется так называемый принцип когнитивной экономии. Наш мозг очень ленив и всячески стремится сократить объем перерабатываемой информации. Зачем анализировать психологию каждого отдельного чиновника или полицейского, когда можно использовать простую схему: раз он относится к этой профессиональной группе, значит, он циничный, жадный, уверенный в себе, любит власть и так далее.

***

Все немножко безумны


Субъективная ценность, иррациональной выбор.

Понять действия других очень просто. Люди делают то, что им выгодно. Они предпочитают продавать подороже и покупать подешевле. Кто платит, тот и заказывает музыку. К счастью (или к сожалению), эта модель редко когда работает. Но реальные люди очень часто поступают абсолютно иррационально, совершая то, что, по идее, им невыгодно. Это относится и к торговле, и к политике, и к личным отношениям. Детально иррациональность потребителей описал в свое время психолог Даниэль Канеман, за что и получил Нобелевскую премию по экономике.

Все немножко безумны

Ценность принятого решения не исчисляется в долларах. Люди делают выбор, используя кучу факторов: эмоциональный фон, сравнение с окружающими, собственный опыт, культурные нормы и многое другое.

***

У хороших людей не бывает неприятностей


Иллюзия справедливого мира.

Шла девушка ночью через парк, на нее набросился отморозок и изнасиловал. Конечно, нам жалко жертву, но при этом проскакивают мыслишки: «Зачем она через парк ночью потащилась?», «Нечего было в короткой юбке ходить!», «Может, это ее знакомый был, и она его на секс спровоцировала…»

Справедливость иллюзорна

То же самое с любыми другими жертвами. Бездомный на улице? Наверное, пропил квартиру. Избили хулиганы? Наверное, спровоцировал их как-то. Страна объята войной? А нечего было бардак разводить и сомнительных политиков поддерживать.

Хочется процитировать Сергея Довлатова: «Когда забрали жившего ниже этажом хормейстера Лялина, отец припомнил, что Лялин был антисемитом. Когда арестовали филолога Рогинского, то выяснилось, что Рогинский пил. Конферансье Зацепин нетактично обращался с женщинами. Гример Сидельников вообще предпочитал мужчин. А кинодраматург Шапиро, будучи евреем, держался с невероятным апломбом…»

Вокруг очень много боли и трагедий. Переживать это все безумно тяжело, можно с ума сойти или как минимум уйти в запой. Абстрагироваться от этого — станешь бесчувственным циником. Остается только успокаивать себя тем, что жертвы отчасти заслужили свою участь.

Еще в человеке может проснуться героическое начало. Мол, если в мире есть несправедливость, то я должен с ней бороться. Но со всей мерзостью справиться все равно не получится. А раз я не могу немедленно вступить в схватку с драконом, пожирающим невинных девиц, значит, эти девицы не такие уж невинные…

***

«Я так и знал!»


Ошибка хиндсайта, эффект заднего ума.

Это к вопросу о политологах-любителях. Вам очень повезло, если вы хоть раз встречали человека, который признавался: «Я предполагал, что ситуация будет развиваться так-то и так-то, но в реальности получилось иначе». Обычно происходит наоборот. Опросы и эксперименты показывают, что практически каждый правильно прогнозировал исход президентских выборов или результаты футбольного матча. Только этот точный прогноз делался уже после того, как событие случилось.

Я так и знал (Futurama)

Самое простое объяснение: человек просто врет, уверяя, что его пророчество было точным. Ведь таким образом можно легко зарекомендовать себя как знатока политики, экономики и спорта.
Более тонкий механизм — подогнать (осознанно или нет) случившееся под изначальный прогноз.

Например, если партия набрала на выборах 42% голосов, это может быть оценено и как сокрушительное поражение (меньше половины), и как впечатляющая победа (самая большая фракция в парламенте).
А еще человек может внедрить в свою память воспоминание о том, что правильно прогнозировал события, хотя на самом деле ничего подобного не было.

Эффект ложной памяти прекрасно продемонстрировала в своих экспериментах Элизабет Лофтус.

***

shurkagun
  • 1474

1 комментарий

avatar
  • lemon
  • 0
Элизабет Лофтус (1944 г.р.) — известный американский специалист в области когнитивной и правовой психологии. Признанный мировой авторитет в области психологии свидетельских показаний.

Элизабет Лофтус начала свою профессиональную деятельность в психологии в области вербального научения. Она занималась проблемой кодирования и поиска слов внутри семантической сети, используя структуру «распространяющейся активации». Благодаря публикации более чем двух дюжин статей в конце 60-х—начале 70-х, она получила репутацию скрупулезного психолога-экспериментатора. В начале 70-х в сферу интересов Лофтус уже входили проблемы запоминания материала, включающего информацию различного рода, например вербальную и визуальную. Эта работа стала легендарной и находится среди самых цитируемых исследований, когда-либо проведенных в экспериментальной психологии.

В приводимом Лофтус описании эксперимента испытуемому предъявляли фотографии с изображением несчастного случая, например автомобильной аварии, и задавали серию вопросов, которые становились причиной заблуждения. Наблюдения показали, что типичный очевидец имеет тенденцию смешивать вербальную информацию, содер­жащуюся в вопросах, с визуальной информацией фотографии. Эта «смесь» оказывается необратимой, так же как смесь продуктов, используемая при приготовлении торта. Из этих исследований следует вывод о том, что подобные смешанные воспоминания приводят в результате не просто к путанице в деталях, а становятся причиной драматичных и потенциально опасных ошибок в зале суда и в жизни. Память свидетеля столь податлива, что его легко ввести в заблуждение, вследствие чего невинные люди могут стать жертвой ложного опознания и, как следствие, несправедливого приговора.

Лофтус применила свои исследовательские способности и в другой сфере: она заинтересовалась воспоминаниями людей о травматических событиях, включая и якобы «подавленные» воспоминания детства о физическом, психологическом или сексуальном насилии. Такие воспоминания часто «усиливаются» при помощи гипноза, упражнений с воображением, интерпретацией сексуальных сновидений, направленной визуализацией, а также амиталом натрия и другими «сыворотками правды». Лофтус считает, что подобная податливость воспоминаний свидетельствует о низкой степени надежности свидетелей и ставит вопрос о достоверности воспоминаний и, возможно, недопустимости использования их в зале суда. Вклад Лофтус в психологию и юриспруденцию уникален, и остается только надеяться, что ее идеи будут продолжать развиваться ее учениками.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.